Роза Каримова: В милиции нет женщин

Работа в милиции - нелегкий труд. Особенно, если ты женщина. Совмещать домашний быт и работу тяжело. Однако, по словам международного координатора Управления ООН по наркотикам и преступности Куна Маркверинга, как правило, жертвам преступлений комфортнее разговаривать с женщиной-милиционером, нежели мужчиной. По его мнению, женщины зачастую отличные коммуникаторы, умеющие разряжать ситуации, которые потенциально могут перерасти в конфликт.

О том, насколько трудно работать женщине в милиции и какие послабления для них предусмотрены, "ВБ" рассказала следователь Главного следственного управления МВД, полковник милиции Роза Каримова.

- Роза Мухтаровна, расскажите, почему вы решили пойти в милицию - это была мечта детства или вы случайно оказались в этой профессии?

- По первому образованию я филолог. По окончании университета должна была стать учителем, но, к сожалению, не проработала в этой профессии ни дня. В 1992 году, когда я пошла менять паспорт, моя знакомая предложила поработать в инспекции по делам несовершеннолетних. Я и согласилась. Проработала инспектором два года. В это время я получила второе образование - юридическое. Затем мне предложили работу в органах дознания и я стала следователем в ОВД города Токмак. Я пошла по стопам отца. Он работал в ОБХСС (Отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности. - Прим. vb.kg).

- Чем вам запомнились первые дни работы в милиции?

- Первое мое дежурство в качестве следователя было связано с ДТП со смертельным исходом. Тогда погибли три человека. Бричка с тремя пожилыми людьми ехала впереди, а сзади ехал автобус. Водитель уснул и на скорости совершил наезд на эту бричку, в результате женщину и двоих мужчин разбросало в разные стороны.

- А тяжело быть женщиной-милиционером?

- Тяжело, но мы сами себе выбираем профессию. Нам наравне с мужчинами приходится проходить через все тернии этой работы. Наша работа требует пунктуальности и точности. В нашей службе есть такие понятия, как усиление, разные степени боевой готовности. Работа не только в дневное, но и в ночное время. В милиции нет женщин.

- Насколько сложно работать с трудными подростками?

- Мы работали с детьми из неблагополучных семей, теми, кто состоял на профилактическом учете. Были беспризорники, карманники, причем различного возраста. Среди них есть "атаманы", которые занимаются сбором денег и тем самым подталкивают к преступной деятельности. Попадая в милицию, все дети послушные, а выходя за ворота, становятся теми же подростками, беспризорниками. На таких детей составляются справки, картотеки. Ребят ставят на учет, проводят с ними беседу, но, тем не менее, преступность среди несовершеннолетних была, есть и, наверное, будет.

- Какое расследование запомнилось вам больше всего?

- Я училась в городе Токмак. Моя учительница усыновила мальчика. Она буквально на мусорке его подобрала в младенчестве, в итоге погибла от его рук.

В 15 лет мальчик встал на неправильный путь, попал в колонию. Женщина часто ездила к нему на зону. Получая крошечную пенсию, она отвозила продукты сыну, а сама ела черный хлеб и пила воду. В колонии парень стал профессиональным наркоманом. Выйдя из места лишения свободы, он стал воровать. Продал все из дома - вплоть до стенки с книгами.

Однажды, будучи в алкогольном опьянении, он привел сожительницу в дом. Сын изнасиловал собственную мать и скинул ее со второго этажа. В зимнюю стужу женщина, босая, по рельсам дошла до своей подруги. Та ее отмыла и вместе с другой женщиной пострадавшую учительницу определили в психиатрическую больницу, так как та сошла с ума.

Расследование уголовного дела вела я. Виновник не признавал своей вины. Он говорил: "Докажите, что это я ее изнасиловал". Мы изъяли все вещественные доказательства, которые подтвердили вину парня. В психиатрической клинике женщина и умерла, а сыну дали большой срок лишения свободы.

- Говорят, что с женщинами и детьми гораздо тяжелее работать. Это правда?

- Да, правда. Но со временем каждый милиционер становится психологом. К каждому человеку нужен индивидуальный подход. Подозреваемый может отвечать и не отвечать на поставленные вопросы. Поэтому, прежде чем задавать конкретные вопросы, нужно выяснить состояние души человека, его жизнь в семье, в какой среде он воспитывался. То есть должен быть построен доверительный контакт. Однако не каждый преступник раскроет себя.

- Вам, как женщине, предусмотрены какие-то послабления на службе?

- Абсолютно нет. Я так же, как и мужчины, сдаю нормативы физические и по стрельбе из пистолета, автомата. Дежурства так же, по графику. Болеть приходится редко. Женщины-милиционеры ничем не отличаются от мужчин и, как правило, нам все время приходится находиться на работе, стойко переносить все тяготы и трудности службы.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД