Бизнес доказал несостоятельность повышения патентов

Сегодня, 13 февраля, прошла первая встреча чиновников с представителями бизнеса после появления в начале недели информации об увеличении базовых ставок по добровольному патенту в среднем в 2,5 раза. На общественных слушаниях Министерство финансов и Государственная налоговая служба (ГНС) признали ошибки при разработке проекта постановления правительства и решили его доработать. Новый документ чиновники пообещали составить после тщательного анализа с участием бизнес-сообщества.

На общественных слушаниях появилась анекдотичная версия появления проекта постановления, увеличивающего налоговую нагрузку на малый бизнес.

Общественности озвучили историю о неудачном эксперименте чиновников по синхронизации данных Налоговой службы и Нацстаткома. Надо признать, что эта версия появилась только сегодня.

Все началось с того, что ГНС активно проводит автоматизацию процессов. В связи с этим необходимо было изменить названия предпринимательской деятельности, чтобы синхронизировать данные налоговиков с базой Национального статистического комитета. Для этого налоговики решили еще раз просмотреть список с видами предпринимательской деятельности. После его изучения они решили, что некоторые работающие по добровольному патенту виды бизнеса вообще стоит перевести на другое налогооблажение. А еще вспомнили, что налоговые ставки не менялись с 2008 года. Так закрутилась бюрократическая машина. Результатом "синхронизации данных" стал проект постановления правительства "О внесении изменений и дополнений в постановление правительства КР от 30 декабря 2008 года "Об утверждении базовой суммы налога на основе добровольного патента по видам предпринимательской деятельности".

Председатель ГНС Исхак Масалиев объяснил эту цепную реакцию тем, что хотим мы или нет, но вопрос о повышении стоимости патентов встал хотя бы по причине инфляции.

Минфин высказал свою позицию, что не преследовал корыстных целей увеличить доходы бюджета за счет мелких предпринимателей. Чиновники даже привели прогноз по поступлениям. В 2014 году планируется получить от добровольных патентов 1 млрд 689,8 млн сомов – на 10% больше 2013-го. Но рост предусмотрен исключительно за счет улучшения администрирования налогов. "В этом году о повышении стоимости патентов даже и не думали", - попытались оправдаться в финансовом ведомстве.

Кажется, соблазн увеличить стоимость патентов оказался столь велик, что в ходе дискуссии правительство позабыло о первоначальной идее по синхронизации данных ГНС и Нацстаткома.

Лингвистика по-масалиевски

Масалиев начал разъяснять, что базовые ставки и фактические - это две большие разницы. Базовые – это максимальные, а фактические рассчитываются налоговым органом отдельно по каждому району, городу и рынку, а также сезону. Например, налогоплательщики на рынке "Дордой" на реализацию непродовольственных товаров с использованием киосков, контейнеров и павильонов сегодня приобретают патент стоимостью от 300 до 7 тыс. сомов в зависимости от месторасположения, сезонности и доходности торговой точки, в то время как действующая базовая сумма составляет 15 тыс. сомов.

Потом глава ГНС добавил, что повышение базовой ставки сделано еще и для увеличения стоимости патента для иностранных граждан, которые по закону должны платить в пять раз больше кыргызстанских предпринимателей. Если тот же самый бизнесмен с "Дордоя" платит 7 тыс. сомов, то иностранец должен заплатить 35 тыс. сомов. Но сейчас он платит максимум по базовой (максимальной) ставке – 15 тыс. сомов.

Но игру слов с базовыми и фактическими ставками не одобрили представители бизнеса и общественности. В безграмотности специалистов в этом вопросе упрекнул филолог, социолингвист, переводчик и ответственный секретарь общественного наблюдательного совета при Министерстве образования и науки Мухтар Давлетов.

По его словам, эта ситуация показывает, что уровень подготовки специалистов по разработке важных государственных документов очень слабый. До общественности необходимо довести, что так называемые базовые ставки – это максимальный или пороговый уровень. А учитывая, что большинство не знает свои права и реальную стоимость патентов, то эта игра слов чревата для чиновников самыми негативными последствиями. Не говоря уже о манипуляциях ГНС в виде своевольного определения фактической стоимости патента по районам, рынкам и даже сезону.

Минфин уличили по лжи

Это объяснение чиновников своих самых наилучших намерений понятно. Но на обвинения бизнеса они внятного ответа не нашли. Как заявила представитель Национального альянса бизнес-ассоциаций (НАБА) Айнура Чекирова, проект постановления был разработан с грубейшими нарушениями процедурных требований Налогового кодекса, Закона "О нормативных правовых актах", Нацстратегии устойчивого развития и постановления правительства о порядке проведения хронометражного обследования.

"Справка-обоснование, как ключевой документ аргументации, не информативна и обладает признаками фиктивного документа. Например, инициатор аргументирует принятое решение проведением хронометража среди предпринимателей. На основе этого якобы и вычислены новые базовые суммы добровольного патента. Но не указываются конкретные результаты хронометража. Порядок проведения хронометража также требует проведения процедуры обследований совместно с отраслевыми бизнес-ассоциациями. Однако ведущие отраслевые бизнес-ассоциации не вовлекались в данную деятельность, что создает подозрение в исполнении инициаторами законопроекта данного требования", - сказала Чекирова.

На общественных слушаниях выяснилось, что Минфин просто солгал в справке-обосновании, что привлекал к обсуждению изменений бизнес-сообщество в лице заместителя председателя Кыргызского объединенного профсоюза предпринимателей Ивана Дробитько. Свое участие в этом процессе он опроверг сам на слушаниях. Дробитько заявил, что как член общественного наблюдательного совета при Государственной налоговой службе испытывает большие трудности в получении информации. Минфин не смог объяснить этот факт грубейшей фальсификации.

"Более того, в Законе "О нормативных актах" установлен четкий и исчерпывающий перечень информации, подлежащий отражению в справке-обосновании. Глубокое изучение справки-обоснования свидетельствует об отсутствии установленных законом сведений, - продолжила представитель НАБА. - Налоговый кодекс устанавливает обязательство правительства изменять базовую сумму налога по согласованию с профильным комитетом Жогорку Кенеша, чего не было сделано".

Еще одним аргументом в пользу бизнеса стало то, что повышение базовой сумму добровольного патента в итоге ляжет бременем на потребителя, рядового гражданина. Также может способствовать недобросовестной конкуренции: так называемые частники могут себе позволить демпинговать в ценах как раз на уровень налогов. Кроме того, предложенный документ не отвечает продекларированной в Национальной стратегией устойчивого развития КР цели привлекать инвестиции и увеличивать доходы населения.

Бизнес загоняют в тень

На общественных слушаниях предприниматели раскритиковали правительство не только в части неразумного повышения ставок патентов, но и по поводу сокращения видов деятельности, которые попадают под этот вид налогообложения. Например, без возможности работать по патенту хотели оставить розничную торговлю в бутиках торговых центров, реализацию компакт дисков, видео-аудио кассет. Представители бизнес-ассоциаций заявили, что правительство не представило юридического и экономического обоснования своей инициативы.

Отметим, исключение из реестра свидетельствует о переводе данного вида предпринимательской деятельности на иные режимы налогооблажения. Это влечет для предпринимателя средней руки регистрацию предприятия, сдачу отчетности в ГНС и Соцфонд, привлечение бухгалтера для ведения отчетности и другие действия по работе с отчетностью. Однако сомнительно, что продавец дисков в подземном переходе будет регистрировать ОсОО. Поэтому чтобы избежать финансовых издержек, головной боли и частного общения с налоговиками, предприниматели предпочтут работать в тени.

Инициатива ГНС показала, что вместо того, чтобы улучшить администрирование налогов, чиновники предпочли больше собрать денег с работающих легально предпринимателей. Пассивную деятельность Налоговой службы отмечают не только бизнесмены, но и Счетная палата. Аудит признал работу ГНС за 2012 год малоэффективной: при высоком уровне теневой экономики слабо применяются методы налогового контроля по повышению уровня собираемости налогов и выведению субъектов предпринимательства на легальную экономическую деятельность.

"С каждым актом государства избиратели видят ярко выраженный правовой нигилизм в системе госуправления, что крайне чревато для сохранения законности и порядка. Неуважение к Конституции и ее основополагающим принципам, а также их непреложное соблюдение необходимо воспитывать в первую очередь у законодателей. Тенденции законотворческой деятельности показывают, что правовой нигилизм в государственном аппарате становится явлением обычным, нежели исключением", - заключила Чекирова.

Понять и простить

В общем, чиновники не выдержали натиск вопросами. Единственное, что осталось статс-секретарю Минфина Зууре Баямановой, так это призывать к конструктивному диалогу и оказанию поддержке в этом вопросе. Почему чиновникам не нужна была помощь перед отправкой проекта в правительство, никто не объяснил. По итогам слушаний Баяманова сообщила "ВБ", что Минфин признает свои ошибки и доработает проект постановления правительства.

"Минфин создаст рабочую группу и тщательно отработает этот вопрос. В любом случае это только проект, и обсуждения с бизнесом были бы обязательно", - заверила статс-секретарь.

Статс-секретарь также призналась, что этот проект постановления разрабатывали в ГНС и даже справку-обоснование, что является грубейшим нарушением законотворческой деятельностью. Налоговая служба не имеет права на разработку законопроектов – можно только вносить предложения. Всю фискальную политику должны разрабатывать и контролировать в Минфине. Ведомством также не был проведен анализ этих изменений на экономическую ситуацию.

Она добавила, что общественные слушания Минфин бы провел в любом случае, а не только после того, как документ обнаружили бизнес-сообщество и СМИ на сайте правительства в разделе "Законопроекты". Баяманова подчеркнула, что это не был окончательный вариант изменений перед отправкой на подписание премьер-министру.

Признал ошибку в плохом доведении информации до общественности и глава ГНС. Масалиев отметил, что это была недоработка. Однако из разговора стало понятно, что стоимость некоторых патентов все-таки повысится. Но пока это не коснется предпринимателей рынка "Дордой", так как они и так испытывают шок перед вступлением Кыргызстана в Таможенный союз.

"А вот патенты по цене в 200-500 сомов повышать необходимо из-за инфляции", - заключил он.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД