Олег Бондаренко: В КР нужно принять национальную стратегию поддержки книг

Сегодня, 23 апреля, отмечается Всемирный день книги и авторского права, который был провозглашен ЮНЕСКО в 1995 году. Интернет-редакция "ВБ" решила узнать у исполнительного директора Ассоциации издателей и книгораспространителей Кыргызстана Олега Бондаренко о состоянии книгоиздания в стране.

- Какова стоимость в Кыргызстане издания книги тиражом в 1 000 экземпляров и объемом около 200 страниц?

- Необходимо будет около 100 тыс. сомов. Можно издать дешевле, например, за 60-70 тыс., но тогда обложка будет бумажной. Если хотите роскошную, с качественными иллюстрациями, то стоимость поднимется до 200-250 тыс. сомов. Если книга небольшого формата и количество экземпляров скромнее, например, 300, у нас обычно таким тиражом издают, то будет заметно дешевле. Себестоимость может составить 60-70 сомов за экземпляр. В принципе в $1 тыс. можно уложиться. Другой вопрос: если вы ее все-таки издадите, что вы будете с ней дальше делать?

Приведу в пример себя. Я не издавал книгу в Кыргызстане. Есть научные работы, но художественных книг нет. Сборник моих рассказов был издан в Германии, во Франции перевели рассказы, но в Кыргызстане мне это не по карману.

- В Германии издательства работают по системе, когда они сами находят интересных и перспективных, на их взгляд, авторов, берут коммерческие риски по изданию книги, издают ее, а потом распространяют. Получается, вам удалось заинтересовать германское издательство?

- Да, так работают издательства в большинстве стран, где книгоиздание имеет давнюю историю и где это уже наработанный бизнес.

- Почему в Кыргызстане эту модель, которая успешно работает в других странах, не могут перенять? Предприниматели не видят в этом перспектив?

- Да, без сомнения, это так. Я бы не стал упрекать наших предпринимателей. На самом деле они, как любые нормальные бизнесмены, хорошо чувствуют рынок. А у нас разрушена книжная система. И здесь свою лепту в значительной степени внесло государство. Предприниматель без поддержки государства может существовать только в рамках прибыльной отрасли. Но в таких сферах, как культура, бизнес крайне уязвим. И государство просто обязано создавать условия для нормального развития частной инициативы.

У нас полностью разрушена система книгоиздания. Есть типографии или отдельные издательства, которые издают книги на заказ за деньги. Нет денег – нет книги. Это не книгоиздание. Кроме того, у нас отсутствует третья сторона этого треугольника – читатель (первые две – издание книг и их распространение. - vb.kg).

- У нас перестали читать бумажные книги, перейдя на электронные форматы, или люди вообще перестали читать?

- Социологических исследований нет, и я могу перегнуть палку, но не думаю, что буду слишком далек от истины, если скажу, что порядка 90% жителей страны у нас ничего не читает. Неважно, что вы читаете, электронные книги или бумажные, хотя электронные книги читает малая часть населения, бумажные книги читают больше. Люди старшего поколения читают охотнее, а молодежь - мало. Поэтому европейскую модель книгоиздания невозможно перенять. К нам приезжали немецкие издатели из Института имени Гете, которые проводили прекрасные семинары. Их опыт очень интересен, но он практически не применим в наших условиях ввиду полностью разрушенной системы. Даже если книга у нас выйдет, даже если найдется магазин, готовый продавать эту книгу, то это издание рискует никогда не встретиться со своим потенциальным читателем (даже если предположить, что таковой появится). Потому что реклама в 10 раз дороже издания самой книги.

- В тех зарубежных издательствах, о которых мы говорим, немаловажную роль играет как раз и маркетинговая стратегия по продвижению книги. Их рекламируют в общественных местах, транспорте. У нас этого нет, поскольку требует дополнительных затрат, на которые издательства не готовы пойти.

- Тут все связано в единую цепочку. Вот, к примеру, у нас в стране нет ни одного магазина детской книги. Собственно, у нас и самих-то книжных магазинов - раз-два и обчелся. Сейчас есть энтузиасты, которые хотят открыть магазин детской книги, но где? Они не могут снять помещение в центре города из-за высокой стоимости аренды. Отсюда возникает вопрос: должно ли государство или мэрия сделать какие-то шаги в этом направлении, если они заинтересованы, чтобы у нас продавали детские книги? Конечно, да. Но пока чиновники ничего не делают. А потом уже будет поздно. В целом система власти у нас индифферентна по отношению к книге. Однако какие-то сдвиги есть. Сейчас новое руководство в Министерстве культуры, информации и туризма. Однозначно министр Султан Раев проявляет больший интерес к книгам, и вице-премьер-министр Камила Талиева поднимает вопрос о книгоиздании, что само по себе приятно, потому что долгое время этим вообще никто не интересовался.

- Государству необходимо заняться пропагандой чтения, чтобы эту ситуацию исправить.

- Да, нужно принять национальную стратегию поддержки книг и пропаганды чтения. Потому что книга – это не просто удовольствие. У нее гораздо более серьезная функция. Книга вырабатывает навыки работы с текстом. Если ты не читаешь, то ты не сможешь элементарно составить резюме, написать деловое письмо, ты не сможешь даже толково написать заявление в суд, если, не дай Бог, до этого дойдет. Это называется функциональной неграмотностью, когда человек знает буквы, умеет читать, но не умеет работать с текстом. Есть данные Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся PISA, согласно которым лишь 17% наших старшеклассников способны понимать смысл прочитанного.

- В меморандуме вашей ассоциации "Об умирании книгоиздания в Кыргызстане и кризисе кыргызского литературного языка" есть информация о том, что в 2010-2011 годах была разработана программа по поддержке книги и пропаганды чтения "Читающий Кыргызстан", которая в итоге так и не была реализована. Есть ли сейчас какой-то подобный проект?

- В то время мы обращались во все инстанции с просьбой, чтобы ее рассмотрели. Но проект затерялся где-то в бесконечных канцеляриях. В конце 2010 года был утвержден план на тот момент действующего президента страны о нормализации положения книжной отрасли. Была выполнена лишь ее незначительная часть. Да и она впоследствии была спущена на тормозах. Вот пример: предусматривалось заключить договор с "Кыргызпочтасы", чтобы во всех почтовых отделениях страны продавали книжную литературу, потому что книжных магазинов на местах нет. Это действовало два года. Люди оценили новшество. Они шли на почту и покупали книги. В итоге было реализовано книжной продукции на 2,5 млн сомов. С начала этого года "Кыргызпочтасы" в одностороннем порядке прекратило действие этого договора. Книги все изъяли и вернули в Бишкек.

- Поговорим о литературе на кыргызском языке. Как вы сообщали ранее, в Кыргызстане очень мало издают книг на государственном языке – менее половины от объема издаваемых книг. Это связано с тем, что нет востребованности книг на кыргызском или авторы не владеют в достаточной мере языком, чтобы писать литературные произведения?

- Тут комплекс причин. Писатели есть, и очень интересные. Некоторые писатели-кыргызы переходят на русский язык, потому что считают бесперспективным писать на кыргызском в существующих условиях. На русском проще издаваться. В Союзе писателей есть кыргызы-аксакалы очень высокого класса. Они не издаются по причине отсутствия средств и читателей. Есть еще такой фактор, как резкое снижение уровня культуры языка. В каждом издательстве должны быть редактор и корректор. Но сегодня в издательствах нет ни тех, ни других. Во-первых, их никто не готовит. Во-вторых, даже если бы их готовили, то в них нет потребности. Мы берем книги, изданные на русском языке, с огромным количеством грамматических ошибок и редакторских ляпов. В кыргызском языке все обстоит еще хуже.

- Получается, если у меня есть деньги, я могу принести свою рукопись в издательство, неважно, смотрели ли ее редактор и корректор, просто заплатить и получить заветные несколько сотен экземпляров?

- Совершенно верно. Умные писатели понимают, что редактирование текстов необходимо, а писатели-выскочки, которые не застали советскую систему, даже не понимают, зачем нужны редакторы и корректоры. Среди них есть и графоманы, и талантливые авторы, но у них нет необходимого опыта. Поэтому свои, иногда хорошие произведения они выпускают в таком виде, что стыдно кому-то показывать.

- Что необходимо делать на данном этапе, чтобы попытаться возродить книгоиздание в стране?

- Мы разработали свои предложения. Несколько групп заинтересованных лиц пытаются работать с правительством. На данном этапе самое главное – это внимание властей. Почему-то считается, что, если мы говорим о власти, это означает, что речь идет только о финансовой помощи. Финансирование очень нужно, но можно и без него выполнять функции государства, в первую очередь создать сеть книгораспространения. Одно из предложений – обязать госорганы на уровне акимиатов предоставлять фойе и вестибюли для торговли книгами. Необходимо прививать культуру чтения, проводить литературные фестивали по стране. Также нужно разработать и принять национальную стратегию поддержки книги в республике. Освободить издательства от налогов. Это делают почти во всех странах мира. Все издатели Кыргызстана в год вносят $100 тыс. налогов, по данным нашей ассоциации. Между прочим, англичане - одни из первых, кто освободил книжную отрасль от налогов. И это произошло в 1943 году во время Второй мировой войны, когда Англия подвергалась бомбежкам, а дети сидели дома. Правительство решило освободить издателей от налогов, чтобы дети могли читать, выросли умницами и знали, как восстанавливать Британию. У нас же, видно, не думают о будущем как молодого поколения, так и страны.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД