Как власть промахнулась с короной

Наши нынешние реалии: в республике каждый день регистрируют по нескольку сотен новых случаев заражения COVID–19 и десятки летальных исходов от коронавирусной инфекции и пневмоии. При этом большая часть заболевших и умерших - жители столицы.

Сейчас многие гадают, кто виноват и что было бы, если бы правительство и республиканский штаб по борьбе с коронавирусной инфекцией избрали бы иной алгоритм действий. "Вечерка" тоже попыталась разобраться, какие ошибки были допущены чиновниками с начала пандемии.

Угрозу проглядели

Когда появились первые сведения о неизвестной доселе заразе, выкашивающей китайцев тысячами, Кыргызстан, граничащий с Поднебесной и имеющий с ней обширные торговые связи, напрягся: коронавируса стали ждать из Китая. Предполагалось, что его могут завезти студенты, бизнесмены или туристы - любители отдыха в Юго–Восточной Азии.

Однако беда пришла, откуда не ждали. COVID–19 в республику импортировали мусульмане–паломники, побывавшие в малом хадже. О подобном пути заражения не задумывался никто, а особенно, как видно, чиновники республиканского штаба по борьбе с распространением коронавирусной инфекции, который был создан за два месяца до того, как в республике зарегистрировали первого зараженного.

Получилось, то ли недоглядели, то ли просто не воспринимали всерьез опасность, из–за которой ВОЗ объявил пандемию. К слову, и сегодня есть товарищи, которые начисто отрицают существование коронавирусной инфекции (и, как следствие, необходимость соблюдения санитарных мер) и подозревают сильных мира сего в сговоре с целью чипировать поголовно все население планеты.

Так или иначе, первые случаи новой инфекции появились в Кыргызстане через два месяца после создания штаба, который не должен был допустить распространения этой самой инфекции. Или по крайней мере сделать все, чтобы республика была готова противостоять эпидемиологическому вызову.

Однако уже в конце марта выяснилось, что подготовка была ненадлежащей: средств защиты для медиков, даже самых примитивных, оказалось недостаточно, тестов катастрофически не хватало.

В итоге начали болеть и умирать контактные врачи. Почему–то чиновники не предполагали, что есть неучтенные зараженные, которые просто так могут поступить в больницу с травмами и болезнями. Всех пациентов принимали, не тестируя на коронавирус. А уже когда Наццентр охраны материнства и детства и Наццентр онкологии стали очагами инфекции, потому что там оказались пациенты с COVID, начали требовать справки об отрицательном тесте на "корону". У кого их не было, умирали за порогом больниц. Потом понадобился специальный приказ, чтобы эти справки не требовали.

Диагностический провал

По статистике республиканского штаба, за все время пандемии в Кыргызстане от COVID–19 умерли 112 человек. При этом от внебольничной пневмонии с марта скончались 268 человек. Такого разгула пневмонии летом никогда раньше не было. Скорее всего, люди, погибшие от пневмонии, фактически тоже стали жертвами недиагностированного коронавируса.

Директор БНИЦиТО Сабырбек Джумабеков недавно рассказал журналистам, что причина пневмонии, от которой сейчас страдают многие, все тот же COVID–19.

- У людей мнение, что коронавирус и пневмония - разные болезни. Это не так, причина пневмонии - COVID–19. Коронавирус любит быть в тандеме, то есть его сопровождают бактерии. Мы проигрываем во времени, в лечении. За три–четыре дня у больных развивается пневмония. Мы не сразу даем препараты, чтобы не навредить иммунитету, или ждем снимки рентгена. За это время легочная ткань разрушается. Я изучил мировые источники, также, опираясь на свой опыт, считаю, что нужно с первых дней назначать антибиотики. Только так мы сможем не допустить осложнений, - сказал Джумабеков.

В среду стало известно, что Минздрав рассматривает возможность объединения статистики заболевания и смертности по коронавирусной инфекции и внебольничной пневмонии. Если это все–таки произойдет, то статистика смертности от COVID–19 сильно увеличится или станет более реалистичной.

Это свидетельствует о том, что алгоритмы штаба по предотвращению распространения коронавирусной инфекции так и не смогли решить проблему раннего и эффективного диагностирования коронавирусной инфекции.

Первые месяц–полтора коронавирус выявлялся так: ПЦР–анализ положительный, значит, коронавирус. Но у любого теста есть погрешность. И, видимо, у тестов на COVID она значительная, если уж кыргызские медики не смогли выявить заболевание в президентском окружении.

В Минздраве об этом, вероятно, знали. Просто не акцентировали внимание на то, что клинические проявления COVID, в том числе пневмония, при отрицательном первоначальном тесте на коронавирус были у многих больных.

Массовое тестирование так и не развернули. Для этого нужно было лицензировать частные лаборатории, повысить квалификацию лаборантов, договориться с партнерами о беспрепятственной доставке тестов через закрытые границы. Этого не случилось. Пока кыргызстанцы, живущие на территориях, где был введен режим ЧП, сидели по домам, усилия властей были направлены на задержание нарушителей комендантского часа и переговоры по выделению Кыргызстану грантов и кредитов.

Кстати, с последним у правительства как раз все получилось: в Кыргызстан из разных источников поступил 291 миллион долларов. Эти средства, как недавно заявил премьер–министр Кубатбек Боронов, тратят на поддержку бюджета и борьбу с коронавирусом.

Уже в апреле было понятно, каким странам лучше всего удается бороться с COVID–19. Среди них Южная Корея и Германия, где развернули массовые тесты на коронавирус. Казахстан с Россией тоже опробовали эту практику. Правда, много позже, что для РК оказалось весьма критичным: в соседней республике тоже эпидемиологические дела обстоят неважно. Казахи вновь вынуждены были ввести карантин в крупных городах.

И тем не менее в начале июня в Казахстане протестировали миллион человек и начали выявлять тех, кто переболел бессимптомно или в легкой форме.

У нас же массового тестирования нет и не предвидится. В результате сейчас кыргызстанцы болеют целыми семьями, коллективами. Без особой надежды на квалифицированную медпомощь - в условиях сбоев в системе здравоохранения дозвониться на горячие линии почти невозможно, как и дождаться приезда мобильной бригады.

Наши ориентиры

Учитывая то, каким образом коронавирус попал в КР и по каким каналам распространялся, логично было бы разработать свой механизм применения карантинных мер. На момент введения в нашей стране специальных режимов - 25 марта в Бишкеке и ряде регионов ввели режим ЧП - по всей республике было зарегистрировано 44 случая заражения коронавирусной инфекцией. И всего три в Бишкеке.

Возможно, правильно было бы установить цепочки инфицирования и очертить зоны локального карантина - с максимальным ужесточением санитарно–эпидемиологических условий.

Однако мы решили пойти по пути Казахстана, у которого, в отличии от КР, есть научная база и средства для того, чтобы изучать особенности коронавируса, его распространения и даже пытаться создать вакцину. Почти синхронно, с небольшой задержкой наша республика делала то же, что и соседняя. РК ввела ЧП, КР - тоже. Отменили казахи карантин - и мы тут же решили, что все наладилось и можно забыть об ограничениях на передвижения.

Результат копирования принятия решений с РК получился похожий. Южная столица Казахстана после выхода из карантина всего за месяц стала лидером по числу заражений коронавирусной инфекцией. В итоге 15 июня вышло новое постановление главного санитарного врача Алматы Жандарбека Бекшина, в котором говорится об усилении карантинного режима со дня подписания документа.

В Алматы ввели временные ограничения на работу рынков, торговых центров. Приостановили работу объектов питания, центров развлечений. Обязали госорганы, филиалы нацкоманий и банки перевести половину сотрудников на дистанционную работу. Приостановили работу банкетных залов, бильярдных, компьютерных центров и боулингов, букмекерских контор. Запретили проведение торжеств, памятных мероприятий.

Впервые коронавирус в Казахстане выявили 13 марта. С 16 марта по 11 мая в стране действовал режим ЧС. Алматы был закрыт на карантин с 19 марта по 1 июня. Город лидирует по числу заболеваний с самого начала эпидемии. Было ли решение закрыть Бишкек по аналогии с Алматы на карантин поспешным? Сейчас трудно сказать, поскольку до сих пор никто с подобной ситуацией не сталкивался. Принимая решения, правительство и штаб ориентировались на опыт других стран и на прогнозы Министерства здравоохранения КР.

А оно, к слову, изначально обещало, что пик заболеваемости придется на конец апреля. Позже глава Республиканского научно–практического центра по контролю вирусных инфекций Зуридин Нурматов заявлял, что пик наступил раньше.

- Мы несколько раз делали прогнозы, рассчитывая, что пик заболеваемости будет с 20 по 24 апреля. Однако пик у нас отмечен с 11 по 20 апреля, то есть на неделю–полторы раньше. Это связано с введением карантина, а также с профилактическими мероприятиями. По сравнению с другими странами скончавшихся у нас значительно меньше. С пятой недели после начала вспышки в южных областях число зарази-вшихся стало снижаться. По республике в целом идет снижение. Надеемся, тенденция будет сохраняться, - говорил Нурматов.

Он отметил, что, согласно очередным прогнозам, количество новых случаев инфицирования COVID–19 максимально сократится к концу мая. Однако, как мы видим, сегодня эти прогнозы не оправдались.

Зато, похоже, сбываются предсказания врача–эпидемиолога Исамидина Абдураупова, который заявлял СМИ, что пик первой волны случится в июле.

Получается, особой необходимости в введении жестких ограничительных мер три месяца назад не было. Можно было обойтись "мягким карантином", как это сделали в российской столице.

Тем не менее ЧП был введен в марте, а потом и полный карантин. И сегодня, когда в КР зарегистрировано больше 8 тысяч человек, зараженных коронавирусом, сотни умерших, отчаявшиеся врачи и переполненные больницы, в которых не могут оказать помощь всем нуждающимся, мы можем сказать, что были те меры не эффективными и своевременными.

Иммунитет? Нет, не слышали

Сегодня медики утверждают, что побороть коронавирус человек может, если у него сильная иммунная система. Ученые Мельбурнского университета совместно с врачами Королевской больницы протестировали иммунную систему человека в условиях проникновения в организм вируса COVID–19. И пришли к выводу, что если человек обладает хорошим иммунитетом, то способен успешно сопротивляться развитию коронавирусной инфекции, не допуская возникновения тяжелых, угрожающих жизни осложнений.

В случае с коронавирусом нужен приобретенный иммунитет, включающий в себя два механизма. Первый - способность производить антитела, которые прилипают к вирусу и сдерживают его распространение в организме. Второй - наличие так называемых Т– лимфоцитов, которые распознают и атакуют зараженные клетки.

На активизацию приобретенного иммунитета нужно время - согласно исследованиям, порядка 10 дней, чтобы организм начал вырабатывать антитела к коронавирусу, после чего у самых тяжелых пациентов развивается мощнейший иммунный ответ.

Чем сильнее столкновение приобретенного иммунитета с инфекцией, тем выше вероятность того, что в будущем человек будет защищен от повторного заражения тем же вирусом.

Это обнадеживающая новость, но не для жителей Бишкека. Где им было укреплять иммунитет, если они почти два месяца не могли выходить из своих домов? Ни нормальной физической активности, ни свежего воздуха. Плюс ко всему нарастающий с каждым днем стресс от осознания того, что они потеряли работу на неопределенное время и, соответственно, доходы, от которых зависят их семьи.

К моменту снятия ограничительных мер правительство достаточно не подготовилось, пик Кыргызстаном был еще не пройден, но ограничения сняли. С одной стороны, ухудшается ситуация с коронавирусом. С другой - людей уже невозможно загнать по домам и лишить работы, а фонды доноров небесконечны: гранты и кредиты просят и другие бедные страны.

Кроме этого, закрытие столицы на карантин и приостановка экономической деятельности нанесли колоссальный ущерб экономике страны в целом и благополучию каждого кыргызстанца в отдельности. И сейчас, когда эпидемия по–настоящему разбушевалась, сложилась ситуация, при которой ужесточение санитарных требований в принципе стало невозможным - людям просто нечего будет есть, если их снова отправят на самоизоляцию.

Короче, штаб упустил возможность опережать ситуацию. Теперь чиновникам правительства приходится заниматься тушением эпидемиологического пожара в условиях аврала. Впрочем, для бывшего главы МЧС, председателя республиканского штаба, а сейчас премьер–министра Кубатбека Боронова, подобная критическая обстановка, наверное, вполне привычна...

Уроки итальянского

Италия пострадала от коронавируса больше всех других стран мира. По данным на вечер вторника, 7 июля, в Италии умерли 34 тысячи 899 человек с подтвержденным диагнозом "коронавирусная пневмония".

Главным эпицентром инфекции стала Ломбардия, именно здесь на всех пациентов не хватало аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ), и врачам приходилось выбирать, кого лечить, а кого - нет.

С чем связана итальянская катастрофа? Отчасти с тем, что власти, так же, как и наши, прозевали начало эпидемии. В конце января в Милан в погоне за посленовогодними скидками приехало очень много китайцев, произошло массовое инфицирование большого количества людей.

При этом жесткие меры изоляции не вводились достаточно долго. Федеральные власти упустили момент. Общество изначально отнеслось к инфекции довольно легкомысленно, как и в Кыргызстане. Люди не спешили самоизолироваться, ограничивать контакты и постоянно мыть руки (как это делают, например, японцы, где темпы распространения эпидемии необычно низкие). В Италии после отмены занятий в университетах и школах какое–то время продолжали работать бары и клубы, которые молодежь по–прежнему радостно посещала.

Миланцы продолжали обниматься и целоваться (а у нас широкомасштабные тои), пока не вмешалась полиция.

Итальянцы не пошли по сценарию Южной Кореи и не стали выявлять все цепочки инфицированных. Заболевшие пациенты часто направлялись в стационары, то есть система сортировки пациентов (кому самоизолироваться на дому с легкой формой, а кому - ехать в больницу) работала не достаточно хорошо. Большое число людей заболело одновременно, и больницы быстро переполнились. Вслед за ними заболели медики, они составляют чуть менее 10 процентов всех заболевших.

Италия - страна с очень высокой средней продолжительностью жизни (83 года), а пожилые люди имеют кардинально более высокий риск смерти от коронавирусной инфекции. При этом в Италии особо уважительное отношение к старикам. Итальянцы начали спасать людей старшего возраста.

И система здравоохранения "легла": не стало хватать аппаратов ИВЛ, перестали работать годами отлаженные процессы, стали чаще происходить врачебные ошибки.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД