Профессор Кузнецов обнаружил необычные стихи Рождественского об Иссык-Куле

Профессор КРСУ Андрей Кузнецов сообщил редакции VB.KG о своей новой, еще нигде не опубликованной научно-популярной статье "Роберт Рождественский в Кыргызстане".

В статье рассказывается, в частности, о сборнике стихов тогда еще молодого, но уже очень знаменитого Роберта Рождественского "Необитаемые острова", выпущенном издательством "Советский писатель" в 1962 году тиражом в 30.000 экземпляров – капля в море на огромный Советский Союз. Правда, цена на него тоже была невысокой – 30 копеек.

В сборник, и это настоящее открытие Кузнецова, вошло необычное - ностальгическое и ироническое! - стихотворение под названием "Озеру Иссык-Куль – традиционное". Вот его текст:

Говорят,

ты мелеешь, озеро?

Говорят,

высыхаешь,

скорбя?

И становится

с каждой осенью,

с каждым летом

меньше

тебя…

Положеньем таким удрученные,

Пожимают плечами

в кабинетной строгой тиши

ученые

дипломированные мужи.

Мне

тягаться

с ними невесело,

но иначе

как можно жить?

Совершенно новую версию

я

попробую предложить:

реже –

тощие и костистые,

чаще –

склонные к полное, -

начинающие и мастистые

подъезжают

к твоей воде.

Приезжают поэты-лирики,

напрягают свои умы,

Опускают

скромные лики:

"Дай глоток водицы…

Взаймы…"

Ты даешь им

А что тебе?

Жалко?!

Что убудет

в твоей красе?!

Уезжают в машинах

жаворонки

По асфальтному шоссе…

Ежедневной обложено данью

Чистой полное

голубизны…

Но выходят

Переиздания –

голубея

твоей волны.

И поэмы пекутся недолго,

И названьям

потерян счет.

По прилавкам Госкниготорга

Иссык-кульская пена

Течет.

А тобой

ничего не нажить…

Но озерная гордость

есть!

Я готов поспорить:

однажды

это дело

тебе надоест.

И когда на песке прибрежном

встанет

лирик очередной,

ты его по плечу небрежно

хватишь мокрой

гривастой волной!

Скажешь:

"Глупая трата времени!

Не проси! –

Надоело мне…"

Скажешь:

"Хватит

стихотворения

вывозить на моей спине!

Любоваться

моею синью,

Торопливой рифмой звеня…"

Скажешь:

"Знаю, что я красивое, -

люди есть

красивей меня!.."

А потом ты на книги ляжешь,

на лирические труды.

Всею массою!!

Представляешь,

сколько это будет

Воды?!

К находке профессора Кузнецова надо добавить, что ирония у Рождественского получилась самоубийственная. Обращаясь к Иссык-Кулю, он смеется над коллегами-поэтами: "Но выходят переиздания – голубея твоей волны". В смысле – выходит в свет халтура в обложках ярко-синего-голубого цвета. И по явному недосмотру самого Рождественского его книга с этими стихами так и вышла в свет в ярко-синей обложке!

Как тут не вспомнить сурового литературоведа Юрия Карабчиевского. Он в своей книге "Воскресение Маяковского" назвал Рождественского (вместе с Евтушенко и Вознесенским) одним из фарсовых перевоплощений Маяковского: "Рождественский – это внешние данные Маяковского, голос, рубленые строчки стихов. Но при этом в глазах и в словах - туман, а в стихах – халтура, какую разве лишь в крайнем бессилии позволял себе Маяковский".

Впрочем, Карабчиевский и Маяковского безжалостно громил, а затем признавался в любви к нему. Надо полагать, замечательный критик Карабчиевский хоть немного любил и замечательного поэта Рождественского.

Но вернемся к статье профессора Кузнецова. Он рассказывает еще о двух "кыргызских стихотворениях" Рождественского.

Стихотворение "Памятник Пржевальскому" посвящено ученому-философу, в 1953-1959 годы председателю правления Союза писателей Кыргызстана – Азизу Салиеву, "Вечер в горах" посвящен детскому писателю, народному поэту Мусе Джангазиеву.

Айганыш Абдыраева, дочь литературоведа, критика и переводчика Жээнбая Самаганова, свидетельствует:

- Отец помогал переводить на русский и кыргызский языки произведения многих писателей. Один из них – Роберт Рождественский. Если отец переводил поэму Байдылды Сарногоева с кыргызского на русский, то Рождественский уже оттачивал этот перевод в стихотворную форму, - цитирует Абдыраеву профессор Кузнецов.

А еще профессор Кузнецов предполагает, что одно из лучших стихотворений Рождественского "Кочевники" скорее всего было написано во Фрунзе в 1964 году. Оно вошло в поэтический сборник "Радиус действия" (1965):

У юрты ждут оседланные кони.

Стоит кумыс на низеньком столе…

Я знал давно, я чувствовал, что корни

Мои - вот в этой пепельной земле!

Вскипает чай, задумчиво и круто

клубящегося пара торжество.

И медленно плывет кумыс по кругу.

И люди величаво пьют его…

А что им стоит на ноги подняться,

к высокому порогу подойти.

"Айда!" И всё. Минут через пятнадцать

они уже не здесь. Они - в пути…

Как жалок и неточен был учебник!

Как он пугал меня! Как голосил:

"Кочевники!" Да я и сам кочевник!

Я сын дороги, самый верный сын…

И снова я раскладываю юрту,

чтобы потом опять собрать её!


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД