Кому нужно такое пограничное состояние

Сегодня самая серьезная проблема Кыргызстана после коронавируса - конфликты на границе. Очередная серия стычек в Баткенской области с применением минометов показала, что наша страна, возможно, стоит перед угрозой вооруженного конфликта с Таджикистаном.

Как отвергли инициативу Лаврова

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров 26 мая на пресс–конференции по итогам заседания Совета министров иностранных дел ОДКБ заявил, что Москва готова к посредничеству по вопросам относительно ситуации на таджикско– кыргызской границе.

- Уже не в первый раз, к сожалению, происходит такое обострение, мы призываем наших союзников к тому, чтобы они вступили в диалог, чтобы максимально воздерживались от применения силы. Готовы предоставить свои посреднические услуги. И считаем, что чем скорее ситуация успокоится, тем будет лучше, - сказал российский министр.

Первой на эту инициативу отреагировала таджикская сторона. Министерство иностранных дел Таджикистана 29 мая отправило ноту внешнеполитическому ведомству России, заявив, что считает нецелесообразным привлечение третьих сторон в переговорный процесс по разрешению приграничных вопросов.

"Был констатирован тот факт, что деятельность в области делимитации и демаркации государственных границ является внутренним делом государств - участников ОДКБ - и ведется исключительно на двусторонней основе", - говорится в сообщении Департамента информации внешнеполитического ведомства Таджикистана.

Днем позже появилось сообщение кыргызского МИД. Предложение помощи со стороны РФ здесь также отклонили. Правда, в более мягкой форме. Наши дипломаты заявили, что считают необходимым "вести двусторонние переговоры, нацеленные на конечный результат".

- В первую очередь хотел бы отметить, что Россия была и остается надежным стратегическим партнером и союзником Кыргызстана. Все мы являемся государствами - членами ОДКБ. Благодарим российскую сторону за двустороннюю поддержку и заботу, - заявил оте-чественным СМИ официальный представитель МИД КР Улан Дыйканбаев.

По его словам, Бишкек исходит из того, что данный вопрос должен быть решен только мирным путем в самые короткие сроки с учетом обоюдных интересов сторон.

- Кыргызстан ведет конструктивный и постоянный диалог с таджикской стороной. Считает крайне необходимым проведение информационно–разъяснительной работы среди населения приграничных районов для предотвращения эскалации конфликтов на границе. Мы стремимся не допускать провокаций и применения силы, - сказал он.

При этом представитель МИД подчеркнул, что Таджикистан является братской соседней страной, с которой "мы продолжаем последовательно, системно решать приграничный вопрос".

В чем российский интерес?

Надо отметить, что ранее Москва никак не вмешивалась в конфликты между центрально-азиатскими странами. Думается, что прежде чем предложить посредничество, российская сторона долго взвешивала все "за" и "против" вступления в этот спор между двумя своими союзниками и членами ОДКБ.

Вероятно, что серия конфликтов, тлеющих в горах Памира, привлекла внимание России по простой причине - территориальные споры хотя и являются внутренним делом Бишкека и Душанбе, касаются и РФ. Каким образом?

Население соседних республик конфликтует из–за контроля над сельхозземлями, пастбищами, источниками воды и дорогами. При этом территория, на которой происходят инциденты, считается транзитной для афганских наркотиков, которые идут дальше в Россию и Европу.

Местные контрабандисты умудряются переправлять через границу цистерны с ГСМ, так как граница порой проходит прямо через жилой дом. Въехал через парадный вход в одной стране, а через заднюю калитку уже попал в другое государство. О каком контроле за наркотрафиком может идти речь в таких условиях?

Кроме того, есть и другой фактор. В России находятся сотни тысяч кыргызских и таджикских трудовых мигрантов. И если произойдет эскалация конфликта, их численность может резко подскочить, как, например, это случилось после армянско–азербайджанского конфликта. Многие беженцы предпочитали искать новое место жительства именно в России.

Также остается вероятность вторжения боевиков из Афганистана по двум направлениям - в Таджикистан с выходом на Ферганскую долину и далее на север. Это вполне реальная угроза, и в этих условиях понятно желание России попытаться решить конфликты между двумя членами ОДКБ, имеющими опасное соседство с Афганистаном. В любом случае посредничество в урегулировании приграничного противостояния между КР и РТ дало бы России определенное преимущество на мировой арене. Став модератором в конфликтной ситуации и достигнув компромисса, Москва повысила бы свой авторитет среди государств региона. Тем более что из ближайших стран только у России есть не только силовые и экономические рычаги как фактор склонения сторон к компромиссу, но и реальный исторический опыт на местах. Кыргызстан и Таджикистан также могли бы выиграть в этой ситуации. Поскольку РФ является преемницей СССР, она располагает документами, которые помогли бы разобраться в том, где же все–таки проходит граница. Советские карты Таджикской ССР и Киргизской ССР неоднократно перекраивались. И сейчас часть проблемы в том, что два государства не могут найти общий критерий рассмотрения приграничных вопросов, каждая сторона толкует советские документы по–своему.

Слишком нервная реакция

Странно, что Душанбе на мирную инициативу главы российского МИД прореагировал так остро. Еще в конце февраля по приглашению Сергея Лаврова министр иностранных дел РТ Сироджиддин Мухриддин посещал Россию с официальным визитом. Отношения между странами на тот момент выглядели вполне дружескими.

Сейчас же реакция Таджикистана похожа на стремление подчеркнуть наличие политической дистанции между РТ и РФ. Напоминает игру, нацеленную на привлечение новых стратегических партнеров - с большим влиянием и большими средствами.

К слову, недавняя неожиданная критика стратегии ЕАЭС казахстанским президентом Касымом–Жомартом Токаевым прозвучала очень неожиданно, если рассматривать ситуацию с точки зрения лояльности РК к России и совместным с ней проектам.

Глава Казахстана выступил против углубления научно–гуманитарного сотрудничества и усиления роли Евразийской экономической комиссии. Критика Токаева даже дала новый повод противникам евразийской интеграции в Казахстане (да и в Центральной Азии в целом) требовать выхода из ЕАЭС или не вступать в этот союз.

Скорее всего за высказываниями Токаева не стоит вопрос о выходе Казахстане из союза (достаточно вспомнить, что первый президент РК Нурсултан Назарбаев был инициатором ЕАЭС). Однако исключать такую возможность нельзя: на фоне затянувшегося экономического кризиса, спада цен на нефть, девальвации национальных валют и новой напасти в виде коронавируса наши соседи могли задуматься о необходимости поискать новых партнеров для сотрудничества в самых разных сферах.

В целом складывается ощущение, что Таджикистан и Казахстан уже немного меньше хотят дружить с Россией. Если это так, то для официальной Москвы Центральная Азия будет потеряна. Узбекистан пророссийского курса не держится уже давно. Фактически на сегодня единственной страной, сохраняющей стабильный пророссийский курс, в регионе остается только Кыргызстан.

Лояльность к РФ как стратегическому партнеру подчеркивает и президент республики Сооронбай Жээнбеков. Он, к слову, 24 июня собирается участвовать в параде Победы в Москве, посвященном 75–летию Победы в Великой Отечественной войне. Это, учитывая все, что происходит вокруг России, безусловно, демонстрация дружбы.

К слову, позиция Сооронбая Жээнбекова в отношении России может вызывать недовольство некоторых крупных геополитических игроков. Вряд ли США упустили бы возможность восстановить и укрепить свое влияние в Центральной Азии. Тем более что сейчас и ситуация подходящая: российский президент Владимир Путин слишком занят внутренними проблемами, чтобы ездить с визитами к своим коллегам из Казахстана и Таджикистана, лично налаживать контакты, восстанавливать договоренности, которые сейчас трещат по швам.

Это противостояние гегемонов в регионе может быть одной из причин возросшего на границах КР напряжения. Интенсивность конфликтов в последний год сильно увеличилась.

Например, в 2019 году стычки на кыргызско–таджикской границе происходили 15 раз. Начиная с марта 2019 года они случались ежемесячно, за исключением октября и ноября. В 2020–м уже случилось 4 вооруженных конфликта только с таджиками: один в январе и три в мае. Вначале стрельбу открыли в День Победы, затем на почитаемый в мусульманских странах великий праздник Рамадан и, наконец, 27 мая.

Показательно, что вскоре после таджикского демарша против РФ в КР возник очередной приграничный инцидент. На этот раз стычка случилась между жителями узбекского села Чашма и кыргызского Чечме в Баткенской области. Во время совместной очистки родника Чечме начался словесный спор о том, кому принадлежит источник. Перепалка переросла в забрасывание друг друга камнями, а к месту инцидента стали подтягиваться жители близлежащих сел. В ходе случившегося травмы различной степени тяжести получили около 30 жителей Кыргызстана, власти Узбекистана сообщили о 187 пострадавших.

Может быть, конечно, это всего лишь совпадение. Но ведь обычно в авторитарных странах все настолько жестко контролируется, что даже муха не пролетит без ведома лидера нации. Поэтому трудно представить, что авторитарные главы Таджикистана и Узбекистана могли вдруг упустить из вида ситуацию в приграничье, которая так обостряет отношения с ближайшим соседом.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД