Надо ли исправлять ошибку на памятнике Иваницыну на Эркиндике?

Как рассказал VB.KG бишкекский пенсионер, внук знаменитого революционера Валериан Иваницын, и в эти дни он продолжает борьбу за исправление ошибки на памятнике Алексею Иваницыну на проспекте Эркиндик, между проспектом Жибек Жолу и улицей Фрунзе. Разумеется, рассказано об этом было по телефону: режим строго удаленных контактов в рамках нынешнего чрезвычайного положения никто не отменял!

Дело в том, что на памятнике Иваницыну его фамилия написана с ошибкой в предпоследней букве - "Алексей Илларионович ИваницИн".

Депутат Бишкекского городского кенеша Сайдахмат Исмаилов даже недавно негодовал: "Это позорная ситуация, когда поставили памятник человеку, а фамилию неправильно написали", - обращался он к вице–мэру Бишкека Татьяне Кузнецовой. Вице-мэр Кузнецова отреагировала оперативно: дала поручение муниципальному предприятию "Тазалык" "исправить ошибку" на памятнике Алексею Иваницыну.

Понятно, что в эти планы "работы над ошибками" внесла свои коррективы нынешняя пандемия коронавируса.

Особую актуальность всей этой "работе над ошибками" придает то, что Алексей Иваницын (годы его жизни 1870-1925) не только возглавлял в 1918-1919 годах пишпекских большевиков и председательствовал в Пишпекском уездно-городском Совете народных комиссаров.

Как свидетельствуют проанализированные VB.KG исторические документы, в те же 1918-1919 годы Иваницын еще и возглавлял Народный комиссариат здравоохранения Пишпекского уезда! Об этом упоминается в энциклопедиях "Фрунзе" на русском и кыргызском языках 1984 и 1986 годов издания и в редкостной книге "Большевик Алексей Иваницын" 1963 года с грифом "Институт истории партии при ЦК КП Киргизии – филиал Института истории партии при ЦК КПСС".

Благодаря возглавляемым в том момент именно Алексеем Иваницыном пишпекским медикам удалось успешно бороться с обрушившимися на Пишпекский уезд, всю Семиреченскую область, всю Туркестанскую АССР и всю РСФСР эпидемиями сыпного тифа, малярии и пресловутой "испанки" – особо опасной разновидности гриппа 1918 года, от которой погибли во всем мире от 50 до 100 миллионов человек.

И надо ли исправлять букву в фамилии Алексей Иваницына на его памятнике на проспекте Эркиндик? Ведь надо учитывать и то, что о спорном написании известно давным–давно. Потому что памятник установлен в 1957 году, очень торопились к 40–летию Октябрьской революции, вот и ошиблись. И не только в одной букве. Фотографию Алексея Иваницына вовремя не нашли, бюст изваяли с фотографии одного из его сыновей, Павла. Только в конце 1980–х вдруг нашли фотографию этого Иваницына в последние годы его жизни (родился в 1870–м, как и Владимир Ленин, убит в 1925–м, как и Михаил Фрунзе) ...с усами и с бородой!

Важно, как мы уже не раз писали в газете "Вечерний Бишкек", рядом с монументами Фрунзе, Иваницыну да и Манасу Великодушному, Чингизу Айтматову и всем другим установить под плексигласом небольшие стенды с рассказом о каждом из них и о создателях монументов на кыргызском, русском и английском языках. Примерно, как это сделано у многих монументов в Москве, Париже, Лондоне, Вашингтоне, Вене, Сеуле и других столицах. Памятники требуют уважения, не к ним надо цеплять нелепые новые таблички, а рядом надо устанавливать пояснительные тексты.

В тексте под плексигласом надо на кыргызском, русском и английском языках рассказать следующее. Образ Иваницына - собирательный, символизирует образцового революционера. А он был просто человеком - с достоинствами и со слабостями. Да, устанавливал советскую власть в Пишпекском уезде, затем был здесь же, у нас, прекрасным комиссаром по здравоохранению. Затем работал в коммуне "Новая жизнь" на южном берегу Иссык-Куля, в Алма-Ате, в Ташкенте. И - в последние месяцы своей жизни вдруг отказался переезжать из Ташкента на работу в Пишпек или в Ош. И этот отказ ("я уже стар, мне удобнее жить и работать в Ташкенте") оказался для Иваницына смертельным. В ночь с 4 на 5 января 1925 года он припозднился с возвращением на ташкентскую квартиру и был застрелен соседом.

Газеты - не менее ценные документы, чем рукописные и машинописные архивные документы. Вот счастливая находка VB.KG: номер ташкентской "Правды Востока" за 7 января 1925 года. В некрологе Иваницына сообщается: "Около 2 часов ночи, с 4 на 5 января, товарищ Иваницын, возвращаясь к себе на квартиру, в дом № 41 по Хивинской улице, был убит наповал выстрелом из револьвера между первой и второй дверьми парадного входа своим соседом по квартире гражданином Роковым, спросонья не узнавшим его голоса и принявшим соседа за вора".

Его сосед, Хайдар Чанышев-Роковой, в собственноручном заявлении от 27 февраля 1925 года описывал эту трагедию аналогично, только марку пистолета уточнил (не револьвер, а дамский браунинг): "В ночь с 4/5 января с/г, случайно спросонья, выстрелил из дамского браунинга в темной комнате, через дверь. Я убил наповал тов.Иваницына, не откликнувшегося на неоднократный мой зов и предупреждения, приняв его за грабителя–вора, которых так много стало за последнее время в Ташкенте. Возникло судебное дело, которое следователем закончено. Обвинение мне предъявлено по 147 ст. Уголовного кодекса. Из слов тов.Каменева, прокурора гор. Ташкента, мне известно, что, если в этом явится надобность, по ходатайству парторганов, в распоряжении коего я состою, дело может быть истребовано в Контрреволюционную комиссию, и рассмотрено в партийном порядке. Также со слов тов.Каменева известно, что в силу амнистии Узбекской ССР, мое дело кончится ничем, но это меня нравственно не устраивает и может отразиться на моей партийной жизни. Нахождение моего дела в суде, лишает меня возможности принимать участие в предстоящих съездах", - сетовал Чанышев-Роковой.

Сам Чанышев-Роковой попал в кровавое месиво репрессий в 1934 году. Сначала коллегия ОГПУ приговорила его к 10 годам лагерей. Отбывал наказание на Соловках. А в 1937–м "особая тройка" НКВД приговорила заключенного Рокового–Чанышева к расстрелу. Его казнили и захоронили в Карелии (Сандармах) по обвинению в "антисоветской деятельности". В 1958–м реабилитировали.

Так что совершенно неправильно встречающееся в исторической литературе "мнение", что "Алексей Илларионович Иваницын был убит классовым врагом – Хайдаром Чанышевым-Роковым". Товарищ по партии стал невольным убийцей.

И памятник на проспекте Эркиндик – это не только монумент Иваницыну. Это еще и памятник суматошной эпохе конца 1950-х, времени хрущевской оттепели. Когда правда густо перемешивалась с ложью. Впрочем, как и во все другие эпохи. Каждая эпоха заслуживает того памятника, который имеет!


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД