Добыча угля в Кыргызстане. Цена тонны – жизнь человека

На 100 тысяч тонн добычи, мы теряем на производстве одного человека. Это очень страшный показатель. Каждая десятая семья, при населении региона в 30 тысяч в той же Сулюкте, потеряла родственника-шахтера. За пять лет на производстве погибли 29 человек, еще девять человек стали инвалидами I –II группы – то есть, люди неподвижные. У многих травмы позвоночника и сотрясение мозга. Об этом на VII съезде Горно-металлургического профсоюза Кыргызстана сообщил заместитель председателя ЦК ГМПК по угольной отрасли Бобыр Муслимов.

И это при том, что за последние пять лет добыча угля увеличилась на 60 процентов. В год в настоящее время добывается 2 миллиона 350 тысяч тонн твердого топлива. С учетом угля, который добывается незаконно, в КР эта цифра достигает практически 3 миллионов тонн. То есть, уровня Советского времени. Правда, делается это крайне бессистемно.

- Вот только советского производства и все горнопромышленное оборудование для добычи. Сейчас оно изношено не на 100, а на 300 процентов. Поэтому, даже я удивляюсь, как ведутся подземные горные работы. Хотя из 3 миллионов тонн подземным способом добыто 750 тонн угля! В прошлом году у нас погибли шахтеры от отравления углекислым газом, не угарным, а именно углекислым. В шахтах концентрация его была настолько велика, что дело дошло до отравления. А все потому, что человек спускается в шахты, и там нет совершенно никакой вентиляции. Тех вентиляторов, которые производились некогда томским горнорудным предприятием, сейчас нет, они перестали производиться. Нет и так называемых "прорезиненных рукавов", которые дают воздух для забоя. Например, из-за отсутствия этого оборудования погибли трое братьев-шахтеров. Они спускались в шахту, а так как рукавов для вентиляции нет, сделали самодельные из пленки. Пока они спускались, пленка порвалась, а воздух не дошел до забоя. В итоге это закончилось трагедией. Поэтому, люди в прямом смысле работают, рискуя жизнью, - сказал Муслимов.

Решить этот вопрос можно. Например, наладку части оборудования производить в Кыргызстане.

- Хотелось бы попросить правительство провести такую же систему, как в сельском хозяйстве – создать лизинг и привести нам горное оборудование. Также необходимо разработать тарифно-квалификационный справочник для всей горнорудной отрасли. Шахтеры из-за его отсутствия не могут получить даже нормальную компенсацию за вред здоровью. Ведь их зарплата по 4-5 тысяч сомов! Это нормально? Не можем потребовать с частников обеспечить шахтеров нормальной зарплатой и мы, так как нет единых тарифов. Нет также и норм распределения спецодежды. И это при том, что она очень много значит для шахтеров, которые работают под землей. Таких вопросов очень много. Однако ни Минтруда, ни Минсоцзащиты не выявляет ситуацию. Если такое продолжится, новых жертв избежать не получится, - подчеркнул Муслимов.

Много вопросов у представителей угольной отрасли и к Госагентству по недропользованию. По их словам, оно выдает лицензии и разрешения людям, которые понятия не имеют, что такое угольная шахта.

- Они начинают работать, но никто не приедет и не посмотрит, что за шахты они строят, в каких условиях работают люди, и как они им платят. В итоге в их шахты невозможно залезть. При этом, инспекция и мы не можем отобрать у них лицензии, так как их выдает ГКПЭН. Эту порочную практику нужно прекращать! Пусть хотя бы ежегодное продление лицензий на разработку горных пород должны вести специалисты-горные инженеры. Если мы не наладим эту систему, то убьем на этом производстве не 30, а 100 человек. И эти вопросы нужно ставить на уровне правительства, - заключил Бабыр Муслимов.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД