Можно ли найти счастье за бугром и... не погибнуть?

"Мне было 29 лет, и я очень хотела выйти замуж. Тем более что я – самая старшая в семье, надо было помогать родителям, братишкам и сестренкам. Мама не работает, папа зарабатывает мало. С местными парнями отношения не складывались, и подруга посоветовала обратиться в брачное агентство. Вот так в декабре 2012 года я вышла замуж за гражданина Кореи, а в марте 2013 года уехала с ним в его страну. А там при участии мужа и его родственников попала в сексуальное рабство. Чудом удалось обратиться в полицию и вернуться в Кыргызстан. На душе пустота и не хочется жить. Я опозорила свою семью…".

Камилла (имя изменено), 32 года.

Это - одна из множества историй, зафиксированных организациями, работающими в Кыргызстане над предотвращением торговли людьми.

О том, как предотвратить продажу кыргызстанцев в трудовое и сексуальное рабство, мы побеседовали с менеджером программ Международной организации по миграции (Агентства ООН по миграции) в КР Жылдыз Ахметовой.

- Жылдыз, Международная организация по миграции проводит информационные кампании о торговле людьми. Но иногда в жизни такие акции могут не давать большого эффекта по независящим от организаторов обстоятельствам: просто потому, что параллельно идет поток другой информации. Например, не секрет, что с началом "корейской волны" в 2010 году в Кыргызстане многие граждане захотели мигрировать в Корею: девушки – чтобы "выйти замуж за Гу Чжун Пё", а парни – чтобы работать, причем не всегда это происходит безопасно, хотя есть возможность трудоустроиться легально. В итоге даже депутаты Жогорку Кенеша приняли запрет рекламы агентств, предлагающих брак с иностранцами. Потому как, по их словам, якобы, многие наши девушки пострадали от корейских женихов. А как дела обстоят на самом деле? Следует ли опасаться выезжать в эту страну? И как обстоят дела с трудоустройством?..

- По статистике, которую ведет именно МОМ, основными странами назначения жертв торговли людьми-кыргызстанцев являются Казахстан, Россия, Турция и Объединенные Арабские Эмираты. Если говорить о первых двух, то большинство зарегистрированных случаев – трудовая эксплуатация, а остальные две упоминаются в связи с сексуальной. Фактов, связанных с Южной Кореей, в нашей статистике нет давно, последний случай произошел пять лет назад. Но это не значит, что их нет вообще, возможно, и есть, но пострадавшие не обращались к нам или к партнерским организациям.

Тут следует отметить вот что. Госслужба миграции выдает частным агентствам трудоустройства за рубежом разрешения на такую деятельность и контролирует их, может призвать к ответственности, если случаются инциденты, требовать обеспечения прав кыргызских граждан. Работа же брачных агентств никак не регулируется. Государству надо больше внимания уделять этому: проблема есть и риски тоже. А самим гражданам при обращении в такие учреждения нужно быть осторожнее.

Говоря о негативных примерах, не следует забывать, что есть и истории успеха. Например, в обществе сложилось мнение, что если женщина работала в Турции, то непременно подвергалась там сексуальной эксплуатации. Многие наши граждане легально работают в этой стране в разных сферах, их права не нарушены. Нельзя стигматизировать всех и мыслить стереотипами.

- Если продолжить мысль о влиянии культуры и масс-медиа на людей, можно вспомнить кыргызский фильм "Салам, Нью-Йорк". Это такая вдохновляющая история успеха, но если разобраться, пример-то негативный. Герой картины поехал в США, не имея четких гарантий, не зная языка. На месте столкнувшись с проблемами, вместо того, чтобы обратиться за помощью в посольство Кыргызстана и вернуться, остался там. Не имея разрешения на работу, трудился. Но, несмотря на все эти риски, выжил. Кто-нибудь сделает для себя вывод: "А, оказывается, так тоже можно, ничего, прокатит!". Может быть, имеет смысл призвать кинорежиссеров осторожнее подходить к такой теме?

- Человек склонен верить в лучшее, в осуществление мечты. Нельзя отрицать, что сказки про удачу за рубежом могут стимулировать миграцию. Но мы не можем переубедить режиссера снимать подобные картины, если он в таком сюжете видит рациональное зерно. Право каждого человека – самовыражаться. Мы можем только донести до творческих людей, как их деятельность влияет на настроения зрителей.

- На Каннском кинофестивале в этом году приз за лучшую женскую роль получила казахская актриса, сыгравшая в казахстанском же фильме режиссера Дворцевого "Айка" о вымышленной кыргызской мигрантке в России. У нас эту новость СМИ широко распространяли. Картину я не видела, но прочтя описания, стала опасаться, что он может способствовать виктиблэймингу (то есть обвинению человека в том, что он, якобы, сам спровоцировал преступление против себя) жертв группировок так называемых "патриотов". Что вы думаете?

- В 2015 году МОМ совместно с ООН-Женщины и Фондом народонаселения ООН проводил исследование "Гендер в восприятии общества". И выяснилось, что половина населения, причем половина мужчин и половина женщин, одобряют действия таких групп, которые наказывают женщин в миграции за, якобы, аморальный образ жизни. Если все признают, что торговля людьми - плохо, то почему такое двоякое отношение к гендерному насилию?

Кстати, есть еще один аспект – распространение стереотипа, что любая кыргызская женщина, в одиночку выехавшая на заработки в другую страну, ведет там аморальный образ жизни. Сейчас мы наблюдаем, как многие наши соотечественницы говорят, что если бы заранее знали, с каким общественным порицанием в итоге столкнутся, то не поехали бы. Они в миграции терпели лишения ради семьи, чтобы материально помочь ей, а в результате родные отворачиваются, и девушки даже не могут выйти замуж, потому что все воспринимают их как не подходящих на роль добропорядочной жены.

- Спасибо, Жылдыз. Сегодня мы затронули один аспект предотвращения торговли людьми, и, резюмируя беседу, можно озвучить следующие выводы: информируя людей о миграции, нужно давать правильную информацию с соблюдением баланса: не отрицая, что легальное трудоустройство или счастливое замужество за рубежом возможны, но и не агитируя и не умалчивая о рисках. Для человека естественно хотеть уехать, и вместо того, чтобы запрещать, нужно показать, как это можно сделать безопасно.

Материал подготовлен при поддержке Фонда Евразия в Центральной Азии.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД