Канат Аманкулов о кадровых перестановках, медали Артыкова и молодежи

Чуть более полугода назад директором Госагентства по делам молодежи, физкультуры и спорта был назначен Канат Аманкулов. Итогами своей шестимесячной работы он поделился в интервью "ВБ" и рассказал о самых актуальных вопросах в сфере спорта: о судебном деле тяжелоатлета Иззата Артыкова, кадровых перестановках, Дворце спорта и молодежной политике.

- Еще раз об олимпийской медали Иззата Артыкова и допинге. На какой стадии находится судебное разбирательство? Чем именно помогает Госагентство, да и вообще, имеет ли государство право вмешиваться в судебные дела, есть ли такие полномочия?

- Государство не является стороной субъекта данного судебного процесса, так что оно не имеет права вмешиваться. Мы уже консультировались и нам сказали, что все вопросы надо решать через адвоката и самого Иззата Артыкова.

В соответствии с правилами мы не можем даже получить документы по принятым решениям, допингу и другим документам, потому что они напрямую работают с Федерацией тяжелой атлетики. Поэтому и государство в лице госагентства и Национального олимпийского комитета было привлечено как свидетель.

Что касается помощи государства, то госагентство до сих пор выплачивает стипендию Артыкову в размере 45 тысяч сомов ежемесячно. Думаю, это и есть помощь. А НОК полностью оплатила проезд спортсмена и вице-президента федерации Улана Молдодосова. Нам непонятно, что сама федерация делает и сколько она затратила. Понимаю, что лично сам тренер Усен Майназаров за счет своих средств решал кое-какие проблемы, но больше у меня информации по этому поводу нет.

Как всем известно, был судебный процесс, мы по телефону на все интересующие вопросы ответили. Теперь ждем вынесение приговора. Я как юрист поддерживаю позицию адвокатов, которые взяли за основу другую тактику, и думаю, в этой части они правы. Сейчас дело рассматривается не в контексте применения допинга, а в части нарушения прав спортсмена. Речь идет о том, что когда был обнаружен допинг, его не уведомили вообще или ненадлежащим образом, а также о том, что он не давал разрешения на вскрытие пробы "В".

Когда мы были в Бразилии со спортсменом контакт не состоялся, тогда всю информацию предоставили его тренеру Усену Майназарову, в том числе и результаты анализов. А тренер сказал, что он не принимал допинг. При вскрытии пробы "В" Артыков был вне зоны доступа, а с тренером тогда связались благодаря Улану Молдодосову.

В данной ситуации адвокаты выбрали правильную тактику защиты, и есть шансы отстоять медаль. При этом вопрос применения допинга спортсменом остается открытым, то есть фактически, даже если он применял, то были нарушены его права. Поэтому теперь ждем решение суда, дальнейшие действия потом откорректируем.

Вообще в мире были прецеденты, когда нарушали права спортсмена, однако не уведомляли ни спортсмена, ни тренера. Главное, что сейчас Артыкову предоставили возможность защититься и есть шансы оставить медаль.

- Но вопрос с допингом остается открытым. У нас недавно создали антидопинговую комиссию, как она будет работать?

- Региональным антидопингововым агентством (РАДОКА) разрабатывается соответствующее положение, и мы, как члены, признавшие декларацию по борьбе с допингом, ранее никогда свои взносы не платили. С этого года начнем платить взносы полноценно, чтобы иметь права и обязанности. Сейчас прорабатываем детали и вскоре Дирекция по олимпийским видам спорта должна предоставить паспорта на ведущих спортсменов в РАДОКА, в зависимости от этого они могут нам предоставить бесплатные допинг-тесты. Главное, что процесс начался, работа щепетильная, долгая, мы доведем это до конца.

- В последнее время идут кадровые перестановки, поменялся тот же глава госпредприятия, в ведомстве которого две главные спортарены - Дворец спорта и стадион имени Долена Омурзакова. Ну и директор Республиканского училища олимпийского резерва. Какие еще перемены ожидаются?

- В связи с тем, что в прошлом году была подписано постановление правительства об оптимизации, 51 детско-юношеская школа переходит из Минобразования в ведение госагентства, а также политика в сфере молодежи полностью переходит к нам. Поэтому была необходимость полностью оптимизировать систему физкультуры и спорта страны. То есть создать такую структуру, которая была бы незыблема и чтобы вне зависимости от того, кто будет руководителем, эта система работала как часы.

Сейчас мы выстраиваем такую систему и работа довольно-таки сложная, потому что, начиная от районов, нужно полностью просчитать ресурсы: сколько реально работают тренеров, какие виды спорта развиваются в том или ином регионе и т.д. То есть система будет выстраиваться от районов по всей республике.

Последнее - кадровые решения. Бывший директор РУОР Садыр Чокаев изъявил желание возглавить сборную Кыргызстана по легкой атлетике, потому что предыдущий тренер отработал два олимпийских цикла. А вместо него назначили Жениша Кызалакова. Конечно, пишут, что человек чужой, но он с физкультурным образованием и мастер спорта по волейболу. Долгие годы работал в сфере образования руководителем, потому его туда и назначили, что свежий взгляд там не помешает.

Мы не должны превращать РУОР в станок для подготовки спортсменов. Самое уязвимое в училище - это воспитательно-образовательная часть. Мы должны сначала детям дать образование и воспитание и в последнюю очередь только вырастить из них спортсменов. У нас есть планы по этому учебному заведению, я думаю, что кстати будет свежая кровь.

Что касается так называемого Дворца спорта, тут надо четко дать понять общественности, что эти арены входят в компетенцию Госпредприятия по спортсооружению и обеспечению. Контракт экс-главы Эдиля Касенова истек. На эту должность назначает премьер-министр, и я внес предложение, что нужны новые кадры. Нужен был хозяйственник, потому что госпредприятие нужно использовать по целевому назначению.

Вы прекрасно знаете, во Дворце спорта есть бильярдная, где распивают спиртные напитки, там под видом лотереи играют в карты. А у нас нет площадки не только для спортсменов, но и для молодежи. Тем более что нам передали политику и в этой области.

Эти два назначения произошли не по моей прихоти, это естественный процесс в рамках оптимизации. Ну и еще будут отдельные назначения, потому что одно и то же каждый год. Например, когда рассматривали кандидатуры на пост директора РУОР, предложили одних и тех же лиц, которые там уже работали. Я счел, что это нецелесообразно, если люди там работали и ничего не сделали. Тем более коллектив воспринял бы это плохо.

- Что вы планируете сделать, чтобы решить проблему?

- Сначала там нужно навести порядок, а потом утвердить программу развития на этот год. Это предприятие не должно находиться на иждивении у государства, а должно соответствовать своему названию, то есть управлять, зарабатывать и помогать спорту путем предоставления площадок и обеспечения инвентарем.

Директор госпредприятия новый и только недавно работает. Мы создадим комиссию, чтобы провела полную инвентаризацию нормативных актов и проверила эффективность использования площадок по назначению, саму структуру управления. Ну и план, где финансовая составляющая четко должна быть расписана: доходы и расходы, откуда и сколько можно заработать.

После того как директор изучит всю ситуацию, мы внесем свои коррективы и утвердим программу развития. Вы прекрасно видите, что все наши члены сборной занимаются в арендованных помещениях, при этом мы имеем такой спортивный объект, как Дворец спорта. Только для сборных мы тратим 6 млн сомов на аренду помещений, и я в большей степени заинтересован, чтобы они [объекты] использовались по целевому назначению.

- А по бассейну какие продвижения?

- Там проблема не только в бассейне. Перед входом во Дворец спорта есть подвал, который в буквальном смысле гниет и протекает, фундамент всегда влажный. Позже будет четко видна картина: сможем ли мы заработать столько, чтобы сделать ремонт, и если привлечь инвесторов, то на каких условиях и на какой срок.

А сейчас реальной картины нет, плана развития нет, о физическом состоянии Дворца спорта информации у меня нет. Я знаю спортарену только как обычный гражданин со стороны. Ранее там проводился ремонт за счет бюджета госагентства, и чтобы он выживал, мы у себя же арендуем.

- Большой зал Дворца спорта сдается в аренду для концертов. А сколько в год может заработать госпредприятие за счет аренды двух главных спортарен?

- В отчетах эск-директора значится 21 млн прибыли, из которых 7 млн перечислили мы. Какой резон держать эти арены, если они даже сами себя не обеспечивают? Однако при правильном менеджменте и при максимальном использовании площади они могут очень сильно помочь нам.

Предварительно, по данным моего советника, и это даже в нашем решении есть, госпредприятие, то есть Дворец спорта и стадион в среднем могут заработать до 100 млн сомов, минимум 50 млн. На эти деньги мы могли бы приобрести инвентарь в определенном количестве и экипировку для спортсменов. То есть госпредприятие должно нам помогать, его цель и задача так и называется - спортобеспечение.

- Выше вы упомянули, что в ведение госагентства теперь передали и политику в области молодежи. Что вы будете делать в этом направлении?

- Как вы знаете, в области молодежи мы раньше выступали только исполнителем, а теперь нам передали и формирование политики. Мы уже полностью ознакомились с этой сферой, за прошедший год провели соцзаказ - курултай молодежи и участвовали во всевозможных проектах.

Вот, например, ввели госнаграды по номинациям по итогам года. Например, "Азия Микс", когда вышла в финал, мы уже решили, что она выиграет номинацию "Прорыв года", танцевальная группа "Тумар" на весь мир прославила страну. Кстати, в отличие от некоторых спортсменов они не требовали денег, а рады были, что их признали на государственном уровне.

В этой области много вопросов и это все касается и спорта, то есть сферы взаимосвязаны. Чтобы поднять проблемы молодежи на уровень вице-премьер-министра, мы внесли предложение правительству создать совет по делам молодежи. Молодежь - это сквозное понятие, оно связано с Министерством образования, Министерством обороны и с другими ведомствами.

- Раньше у нас политика в сфере молодежи как таковая не проводилась. Потому появилось много организаций, которые могут повлиять на молодежь...

- У нас очень много международных доноров, которые работают с молодежными организациями. Чтобы их упорядочить, мы планируем создать совет по работе с иностранными донорами, с которыми мы четко координировали бы наши действия и работали. Ну и им дать понять в каком направлении идет госполитка, как они могут поддержать. К сожалению, мы сейчас не владеем информацией, сколько доноров, какие средства. Зная эту информацию, мы бы создали площадку, где совместно и открыто работали, чтобы я знал, куда и на что они направляют средства, ну и они чтобы знали, какую работу мы ведем. Это тот пласт работы, который контролировать тяжело.

- А какой вы видите роль Госагентства в решении проблем молодежи?

- К сожалению, часть молодежи негативно относится к госполитике, часть не владеет информацией, ну и часть положительно относится. Молодежь не до конца понимает госполитику и систему госуправления. В частности, какой орган за что отвечает и какую работу ведет.

Например, тот же самый вопрос трудоустройства, образовательная часть. Главное, чтобы они были услышанными государством. Нужно объединить их, чтобы они тоже не только критиковали, но и предлагали идеи и свое видение. Наше ведомство должно быть неким мостом, чтобы донести до них госполитику и быть услышанными.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД