Родители не спешат защищать своих детей от насильников-родственников

Правозащитники назвали законодательство в Кыргызстане чересчур гуманным по отношению к людям, виновным в насилии над детьми. Так, 28 статья Уголовно-процессуального кодекса – хитрая лазейка, с помощью которой уголовные дела за развратные действия в отношении ребенка прекращаются с формулировкой "за примирением сторон". Чаще всего мать ребенка отказывается от претензий под давлением родственников.

"Уголовные дела, связанные с половой неприкосновенностью малолетних, могут прекращаться за примирением сторон. Это очень большая проблема. И ее необходимо решать законодательно", - подчеркнул юрист правовой клиники "Адилет" Эркин Ирискулбеков.

"Любящая" родня

"Объясню на реальном примере, - говорит директор Центра защиты детей Мира Итикеева. - К нам обратилась мама девочки. Женщина уехала на заработки в Россию, а детей оставила бабушке - своей родной маме. Вернувшись, женщина обнаружила, что ее ребенок подвергался насилию".

Мама была настроена наказать насильника и подала заявление в РОВД. Сексуальное насилие судмедэкспертиза не подтвердила. Психологическая экспертиза показала, что имели место развратные действия. Виновником оказался дядя девочки - родной брат ее матери. И ту на женщину начинается давление со стороны родственников. И она в конце концов написала заявление и за примирением сторон дело закрыли.

Возвращение в кошмар

"Ребенка сейчас некуда возвращать. Дома она рискует подвергнуться еще более худшему насилию. На наш взгляд развратные действия сегодня, за которые никто не несет ответственности, – это сексуальное насилие завтра. Мы хотели бы убрать статью "примирение сторон". В данном случае сложилась очень непростая ситуация. С одной стороны, женщина призналась, что в детстве также подвергалась насилию, и мама ее не защитила. С другой стороны, ей кажется, что девочка занимается развратными действиями с другими детьми", - отметила директор Центра защиты детей.

По мнению психолога Ольги Биденко, у мамы девочки от переживаний и эмоционального срыва начались психологические расстройства, однако от помощи специалиста она отказалась.

"Девочку мы поместили в Республиканский центр психического здоровья, потому что пока шло расследование, насильник приходил и запугивал ее. Приходила также бабушка и тоже грозила девочке. Давили на маму, чтобы забрала заявление. Мол, он этого не делал. Мы рекомендовали положить ее в Республиканский центр психического здоровья на медикаментозное лечение. Когда девочка лежала там, то мама приходила и, по свидетельству врачей, говорила другим детям, что они тоже совершают развратные действия. Плюс у мамы появились мысли, что над ребенком надругался не только дядя, но и отчим (то есть нынешний муж этой женщины). Когда приходила к нам в приют, ругала наших мальчиков. Первый раз я с таким столкнулась", - поделилась специалист.

В Центре защиты детей психологи помогли ребенку, подготовили к этапу следствия... Но когда началось давление со стороны родственников, девочка сломалась и ей понадобилась помощь психиатра.

Защитить ребенка и не сойти с ума

По словам Миры Итикеевой, данный случай нельзя считать общим правилом. Однако, по данным Биденко, дети-жертвы насилия сталкиваются с тем, что кто-то из родственников утверждает, что ребенок виноват сам.

Биденко добавила, что если эту психотравму не залечить с помощью специалиста, то слишком велик риск того, что ребенок вновь станет жертвой насилия.

Детский психиатр Республиканского центра психического здоровья Назгуль Мирзаматова рассказала, что официально диагноз пострадавших от насилия детей звучит как "посттравматическое стрессовое расстройство". У ребенка нарушается сон, появляются кошмарные сновидения со сценами преследования, погони со стороны насильников, навязчивые воспоминания в течение дня, мучительные для ребенка.

"Эти страхи, воспоминания, тревога мешают функционировать в течение дня, поэтому у детей меняется настроение, они становятся раздражительными, плаксивыми, вздрагивают от каждого шороха и не могут сосредоточиться на учебе, снижается успеваемость", - пояснила психиатр.

Мирзаматова припомнила один случай повторного обращения в РЦПЗ жертвы изнасилования со стороны родственника. "Восьмилетняя девочка была просто зверски изнасилована родным дядей. Она к нам поступила после третьей детской больницы. На ребенка страшно было смотреть, но дядю она не выдавала, хотя косвенно было понятно, что речь именно о нем. Через год приехала мама и попросила, чтобы мы провели повторную экспертизу, чтобы исключить психотравмирующее расстройство. Не знаю, написала ли там мать встречное заявление, потому что я была так возмущена, когда она пришла с адвокатом. Я сказала, что понимаю, что это брат, но то, что он с девочкой сделал... Там было достаточно прочитать заключение проктологов и хирургов", - возмущена психиатр.

Детям некуда идти

Еще одна проблема в том, что психологическую помощь могут получить далеко не все жертвы насилия.

"Мы призывали сообщать о насилии, а когда люди отозвались, то оказалось, что тех услуг, которые нужны пострадавшим детям и семьям, нет на местах. Даже в Бишкеке, в столице, где функционирует 6 центров помощи, нет всех необходимых услуг для этих детей. А в селе вдобавок ко всему другой менталитет и там с помощью пострадавшим от сексуального насилия еще хуже. Дети-жертвы не могут вернуться к прежней жизни, потому что другие дети показывают на них пальцем", - констатировала Мира Итикеева.

Ее поддержала Ольга Биденко, отметившая нехватку специалистов в области психологической помощи детям-жертвам насилия, которые могли бы работать с последствиями психотравм.

"У нас много психологов, но это школьные специалисты, которые могут провести диагностику, поддержать на уровне мотивации к обучению. Психотерапевты есть. Но стоят они дорого, а страдают в основном дети из уязвимых семей. Когда в центр обращаются жители регионов, то перенаправлять их некуда. Центр защиты детей не способен помочь всем нуждающимся, хотя мы стараемся никому не отказывать", - подчеркнула она.

Пока средства для создания центров помощи детям, пострадавшим от жестокого обращения и насилия, собирают правозащитники, чиновники открыли штабы для выявления детей в трудной жизненной ситуации. "Но опять же это разовая мера. Соцработники и правоохранительные органы объединились и провели подворовой обход. Но проблема-то не исчезла. Правительство сейчас только реагирует на те случаи, которые уже произошли. А где меры, направленные на профилактику?" - вопрошает директор Центра защиты детей Мира Итикеева.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД