Блог: Фарид Ниязов предсказал "махалово" еще в сентябре

Маленький "почтовый роман" с советником

Генеральная прокуратура не нашла подтверждений обвинениям "Вечернего Бишкека" после публикации нашего обращения к президенту Икрамжан Илмиянов спешно подал в отставку и был через 5 дней туда отправлен.

С советником президента Фаридом Ниязовым я созвонилась сразу же после того, как 24 сентября судья Первомайского районного суда Бишкека Эмиль Аксамаев в течение получаса принял решение о передаче 50-процентной доли рекламной фирмы "Рубикон" бывшим соучредителям ОсОО Александру Рябушкину и его жене Галине Рябушкиной. Которые продали свою долю зятю Акаева А. Тойгонбаеву еще в 2000 году. О чем имеются нотариально заверенные документы, предъявленные в суде, и судебные решения 2006 и 2011 годов в пользу А. Кима. Своим решением судья спровоцировал юридическую коллизию, когда по одному и тому же вопросу появился судебный акт, прямо противоположный уже имевшемуся на тот момент акту, вступившему в законную силу и который не был оспорен в суде и отменен. Ясно было, что принять подобное решение районному судье было невозможно без "ценных указаний " от кого-то из сильных мира сего. Потому что Рябушкин давно исчез из поля зрения, никаких постов не занимал, то есть сам по себе был никто и звать его никак, чтобы давить на суд.

Я обратилась к Ниязову, потому что давно знаю этого человека и на тот момент верила, что он может разобраться, чьи уши торчат из-за плеча у Рябушкина. Назвала имена двоих общих его и Рябушкина друзей, которые могли бы поучаствовать в разработке этой авантюры. Но в ответ услышала, что эти люди не могут быть причастны к давлению на суд. Попросила проверить, с кем из чиновников "Белого дома" они могли сговориться по поводу давления на суд, заинтересовав его будущим профитом. Ниязов был несколько растерян, но быстро собрался и заявил, что готов к действиям. Сообщил, что вот-вот у него состоится встреча с одним человеком, который может пролить свет на события и назвать чиновника из "БД", к которому могли обратиться с просьбой оказать давление на судью. Заверил меня, что давно не виделся с Рябушкиным. На прощание пообещал, что над этим будут работать, о результатах он сообщит А. А. Киму. Не позвонил.

Дня через два я сама позвонила Ниязову, он не ответил. Отправила ему эсэмэску. Ответ пришел вечером. А далее более получаса между нами шла переписка.

Вот распечатка, сделанная по горячим следам.

30.09.2014

Р. П.: - Привет, Фарид! Твой телефон молчит. Ты еще не нашел? А мы нашли. Скоро будет большой шум.

(Действительно, в "ВБ" из разных мест в те дни поступала информация о том, кто мог быть причастным к рейдерскому захвату "Вечерки", и мы готовились отражать атаки).)

Ф. Н.: - Главное, чтобы было наверняка. Чтобы не было ошибки. Правда, она всегда выйдет наружу.

Р. П.: - Ты прав. Главное, чтобы не подставили хорошего человека.

Ф. Н.: - Дай Бог!

(Дальше следовало разговорить собеседника, чтобы понять, является он наблюдателем или участником событий).

Р. П.: - Уже один сам подставился. Будет глупо выглядеть. И для карьеры вредно. (Специально оставила возможность толковать эту реплику двояко, имея в виду только судью. Мой визави явно встревожился).

Ф. Н.: - Не знаю, о ком речь. До сих пор категорически не верю в участие кого-то из известных мне людей. Потому что нет никакого смысла в таком деле. Только хочу посоветовать: очень важно не перейти в зону истерики. Лучше сухая констатация фактов без домыслов. Обращение на прошлой неделе, к сожалению, этого не избежало.

(Насчет "никакого смысла" чиновник явно слукавил. Смысл очевиден: регулярное участие в дележе доходов "Рубикона" или дальнейшее завладение всей собственностью).

Р. П.: - По СМС много не напишешь. А у тебя версии есть?.. Прости, сразу не дочитала до конца. Никакой истерики не будет, только факты.

(Неожиданно собеседник ясно дал понять, что вопрос ему неинтересен и он не намерен ничего конкретного предпринимать).

Ф. Н.: - Признаться, особо не заморачивался этими поисками, для меня главное, чтобы все занимались своим делом. Взаимодействие лучше любого противостояния. Подожду, пока наши что-нибудь раскопают. Не исключено также, что все само быстрее вылезет, чем наши раскопают.

(Вместо высказанной на днях готовности разобраться в деле поворот на 180 градусов).

Р. П.: Я тебя понимаю: своих дел навалом. Сейчас главное, чтобы шум не ударил рикошетом по твоему шефу. Ему сейчас и без этого хватает забот. А скандал вообще не нужен.

(Попала! Следующая реплика звучит уже как скрытая угроза).

Ф. П.: - Скандал ударит по всем, в том числе по владельцу. Когда начинается "махалово", никто не разбирает правых и неправых. Поэтому и советую действовать максимально выверенно.

Р. П.: - А должны разбирать. Никакого "махалова" не будет. Есть закон. Даже если он кому-то не писан.

Ф. Н.: - Выигрывает в таких ситуациях только кто-то третий. Удачи! Справедливости!

Р. Н.: - Очень на это надеюсь.

Ф. Н.: - Мы тоже.

Итак, почему человек из команды президента, обязанный защищать его доброе имя, позволяет развернуться скандалу? Объяснений несколько. Первое: он узнал, что за рейдерством стоит кто-то из "больших" и благоразумно решил не вмешиваться. (А, может быть, и оказать содействие.) Второе: он сам к этому причастен и не прочь поживиться за чужой счет. Третье: льет воду на мельницу противников главы государства, мечтающих о новой смене власти. Что уже не кажется странным - чего только не случается под нашим небом.

Мог Алмазбек Атамбаев, всегда лояльно относившийся к "Вечерке", "МСН" и А. А. Киму, обидеться на какую-то критическую публикацию о состоянии дел в республике? Мог. И даже выразить по этому поводу свое неудовольствие - тоже мог. Ведь для советника президента все проще пареной репы: каждый день капать шефу на мозги, подавая в невыгодном для газеты свете содержание ее материалов. И использовать в нужном для себя направлении тщательно формируемое недовольство.

Судя по дальнейшей реакции А. Атамбаева, он действительно стал видеть в журналистах врагов. Осенью обвинил их в том, что они публикуют негативные факты, поэтому инвесторы не идут в Кыргызстан. А 7 апреля - и того больше. Высказался прямо и недвусмысленно: надо было, по примеру постмайданной Украины, провести люстрацию и выгнать из страны политиков, издателей и журналистов. Можно предположить, что за полгода в первой голове страны четко сложился образ "Вечерки" и А. Кима в качестве главных противников нынешней власти. Дальнейшие действия судов и Генпрокуратуры это только подтвердили. Предупредил же Ниязов: "Скандал ударит по всем, в том числе по владельцу, когда начинается "махалово", никто не разбирает правых и неправых". События развиваются именно по этому сценарию.


Сообщи свою новость:     Telegram    Whatsapp

НАВЕРХ  
НАЗАД